Нарушение прав человека, спорные спонсоры и Трамп: как геополитика становится волнующей основой футбола

После страстного обсуждения оказавшихся в тюрьме Каталонских политиков Гвардиола был неожиданно не уверен в себе, когда его спросили о том, как он относится к владельцам Манчестер Сити из Абу-Даби и нарушению “прав человека” в ОАЭ.

“Каждая страна определяет, как им жить”, начал Гвардиола. “Если он решил жить в этой стране, то это его решение. Я нахожусь в стране, в которой уже давно правят демократические принципы и пытаюсь выступить в их защиту”.

Это мягко говоря, плохой ответ, но он прекрасно показывает то, насколько противоречив футбол топового уровня сегодня. По сути Гвардиола не сказал ничего нового, однако, в такие моменты начинаешь четко понимать то, что уже давно витало в воздухе.

Футбол вошел в новый мир и сейчас он напрямую зависит от геополитики. Главные новости в мире сейчас имеют больше скрытых связей с футбольными новостями, чем когда-либо раньше.

Если бы рисовали карту, основанную на доминации политических сил, здесь бы точно не нашлось места для Северной Кореи, которая вне игры на высоком уровне. Действительно, тяжело найти ведущий клуб, незатронутый, прямым отношением к коммерческим сделкам, требующим какого-то компромисса. Линии на этой карте могут отразить политические убеждения множества американских, русских (Челси) и текущих владельцев из Катара и ОАЭ (Манчестер Сити, ПСЖ) и многих других клубов, получающих спонсорскую помощь из Китая.

В свою очередь просто посмотрев на тех, кто владеет футбольными клубами отлично представляешь себе те места мире, где есть люди, которые имеют денег больше, чем они могут придумать куда их потратить.

Всего за несколько недель до того, как Гвардиола случайно попал в историю с вопросом о владельцах Сити, Манчестер Юнайтед говорил про полугодовые убытки в телефонной конференции, собранной для обсуждения последних финансовых отчетов. При этом они не упоминали декабрьские налоговые реформы Дональда Трампа, которые были названы одним из самых драматических потрясений в истории США. Было поразительно слышать, как сотрудники клуба холодно заявляют, что такая спорная реформа «должна быть выгодна клубу в долгосрочной перспективе». Шоу продолжается.

Однако, не только колебания глобальной экономики влияют на игру. Все это намного более сильно взаимосвязано. Распространение такого влияния даже побудило клубы, поддерживаемые большим количеством фанатов, искать все более широкие возможности для получения доходов от коммерческих партнеров. И Барселона, и Реал Мадрид активно искали поддержки от стран Персидского залива и добились её, в то время как мюнхенская Бавария уже заявила международный аэропорт Дохи Хамада как своего “платинового партнера”.

Ну и наконец, посмотрим на главных спонсоров Ливерпуля. Прошло почти три года с тех пор, как Standard Chartered пришлось заплатить 300 миллионов долларов за свои упущения в процедурах борьбы с отмыванием денег. Бенджамин Лоуски, управляющий Департаментом финансовых услуг штата Нью-Йорк, обвинил подразделение именно этого банка в том, что, благодаря им «финансовая система США уязвима для террористов, торговцев оружием, наркодилеров и коррумпированных режимов».

Однако, глупо спорить с фактом того, что футбол как спорт сильно вырос в последние годы и перешел на другой уровень. Впервые этому способствовал один из самых громких мировых политиков за последние несколько десятилетий. Модель, предложенная Сильвио Берлускони в середине 1980-х годов, трансформировала экономику спорта, стимулируя рост Премьер-лиги и Лиги чемпионов и сделала его по-настоящему международным бизнесом.

В футбол начали много инвестировать, чтобы заработать на этом деньги, пока игра не стала настолько большой, что из нее стало можно почерпнуть другой капитал: политический вес, власть, публичный образ. Он постепенно вышел на более сложный уровень, дверь на который открылась с покупкой Романом Абрамовичем Челси.

Нынешней футбол теперь в том же масштабе, что и многие другие глобальные мега-отрасли, настолько огромен, что по своей природе не может избежать внешних интересов. Он так же скомпрометирован и зависим, как и люди, работающие в средствах массовой информации.

Директор Amnesty International UK Кейт Аллен называет это «отмыванием через спорт» — когда «богатые режимы и богатые люди часто видят спорт, как средство полировки своих потускневших образов».

«Это приобретение власти и влияния на мировой арене», — говорит доктор Пол Браннаган, магистр, доктор философии, преподаватель в области управления спортом и политики в Манчестерском столичном университете. «Это то, что мы называем мягкой силой — получение того, чего вы хотите, методом притяжения, а не принуждения”.

«Причина, по которой спорт является одним из политических инструментов, заключается в том, что он привлекает нас больше, чем что-либо. Что более важно, чем чемпионат мира или летние Олимпийские игры? Нет ничего, что собирает такую большую ​​международную аудиторию, и включает в себя ту же страсть.

«Это отличное место для долгосрочных финансовых инвестиций, но помимо денег это доступ к огромным международной аудитории, которой вы можете что-то сказать».

Об этом подробно рассказал исследователь прав человека Ник МакГихан в отношении владения Катаром Париж Сен-Жермена и Абу-Даби Манчестер Сити.

«Они не зарабатывают деньги на этих клубах», — говорит МакГихан. «Они вкладывают деньги в престижные, ценные бренды, будь то футбольные клубы, университеты или музеи, и эти ассоциации позволяют им представить себя прогрессивными и толерантными в глазах людей, когда на самом деле это не так». «Помимо имиджа, это все часть стратегии выживания. Она включает экономическую диверсификацию, чтобы оставить какие-то активы, когда мир перестанет использовать нефть».

Вот тут и появились самые заметные бренды на стадионах Лиги чемпионов. Европейский футбол уже видел одно чрезвычайно важное изменение в этом отношении. Примерно десять лет назад компании из Германии и Австрии — Siemens, Audi — совершали наибольшее количество коммерческих сделок с крупными футбольными клубами, чем в любых других странах Европы. Когда Реал встретился с Баварией в Лиге чемпионов в 2012 году, оба клуба имели одну ту же долю спонсоров из Европы, что и знаменитая белая майка, украшенная австрийской компанией bwin.

Однако в следующем году bwin были заменены на Emirates. Они стали первым крупным брендом, представляющим авиакомпанию в Дубае. Затем они обошли немецкие компании, став наиболее заметными спонсорами футбола и сегодня работают с Реалом, Арсеналом, Миланом, Бенфикой, Гамбургом, Олимпиакосом и ПСЖ.

«Это пример мягкой силы», — говорит доктор Браннаган. «Эмираты стали неотъемлемой частью игры». Непререкаемой и повсеместной.

“Компания на 100% принадлежит государству, пытаясь предоставить ОАЭ важный источник доходов не от нефти”, — добавляет Дэвидсон.

Последнее имя в этом списке клубов, особенно интересно и актуально для рассмотрения. ПСЖ — клуб, принадлежащий Катару, но спонсируемый компанией из страны, которая разорвала с ним отношения.

«Это немного похоже на сумасшествие», — говорит доктор Браннаган. «Я думаю, что в конечном итоге ПСЖ будет спонсироваться только Qatar Airways».

Эта ситуация указывает на несколько ключевых вопросов: Каким образом этическая изоляция будет существовать в футболе? Насколько игра изолирована от потрясений в геополитике?

Что касается первого вопроса, то футбол стал слишком большой отраслью, чтобы быть не связанным с глобальными проблемами и для кого-то может слишком сложно быть абсолютно последовательным от начала до конца.

Реально ли, чтобы Жозе Моуриньо отказался от контракта с Манчестер Юнайтед из-за пожертвований Грейзерса Трампа, или Антонио Конте, критикующий отношения Владимира Путина с Абрамовичем, если они действительно хотят работать на топ уровне?

МакГихан, однако, считает, что заявления Гвардиолы о Каталонии ставят его в другую категорию.

«То, что сказал Пеп, прекрасно само по себе, но контекст заключается в том, что он работает на правительство Абу-Даби, чьего заместителя премьер-министра он поблагодарил в той же речи и говорил на платформе, предоставленной ему их же деньгами. Если бы он сказал, что люди в Абу-Даби также заслуживают соблюдения прав человека, то это было бы действительно восхитительно, но он отказался это сделать. Это непристойное лицемерие. Что касается Глейзеров или Standard Chartered, то там есть реальные и серьезные проблемы, но Катар и особенно Абу-Даби в этом плане находятся вне конкуренции. Глейзеры не бомбили Йемен. Участие диктаторов переводит эту проблему на другой уровень».

Кроме того с точки зрения потенциального влияния на игру есть поучительный пример этого лета. Подписание Неймара может стать знаковым событием и более значительным образом повлиять на футбол в целом, чем ожидалось. Источники, близкие к ПСЖ, говорят, что в клубе есть план, заключающийся в том, чтобы эффективно “сжать” футбольный рынок, раздувая заработную плату и плату за трансфер, так как в среднесрочной перспективе они знают, что, возможно, только Сити и Юнайтед смогут себе это позволить.

«Это именно то, о чем мы говорим» — говорит МакГихан. «Они искусственно манипулируют рынками, поэтому выходят на первые места и их успехи не имеют никакого отношения к оздоровлению игры в целом».

Футбольные заголовки никогда не были так связаны с заголовками мировых новостей. «Мы должны следить за беспорядком, который принес 21 век, особенно в спорте», — говорит Дэвидсон.

Источник: Independent

Опубликовано 02.04.2018, 09:20 автором:       Оставить свой отзыв/комментарий

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *